Аэропорт Оренбурга не может обслуживать пассажиров с ограничениями жизнедеятельности
В Орске 6 врачей-онкологов получили ключи от новых квартир
Как провести новогодние каникулы?
18+
  • Курс валют ЦБ
    $ 63.91   +0.04
    68.5   -0.19
  • Телепрограмма
    20:00 Вести. Россия 1
    20:20 Премьера. Т/с "След"... Пятый канал
    21:00 "Время". Первый канал
  • Салон мебели «Пять комнат»
    Погода в Орске
    Оренбурге Кувандыке Бузулуке

    сегодня
    переменная облачность. без существенных осадков -16 °C
    завтра
    пасмурно. -16 °C
    сегодня
    пасмурно. -19 °C
    завтра
    пасмурно. без существенных осадков -12 °C
    сегодня
    пасмурно. -17 °C
    завтра
    пасмурно. без существенных осадков -15 °C
    сегодня
    пасмурно. -20 °C
    завтра
    пасмурно. без существенных осадков -10 °C
  • 20:11
    08.12.2016

«Говорим по делу»: экология Орска - бомбить по всем фронтам!

28 июня в эфире Эвридика Поважная и Юрий Сарапулов
22700 Просмотры: 
Урал56.Ру / 02.07.2012 15:14 0 Комментарии: 
«Говорим по делу»: экология Орска - бомбить по всем фронтам!

Лена Файман: - Поводом для нашей встречи стала статья в «Орском вестнике» «Семь нянек орской экологии». Сегодня мы обсудим открытость и доступность информации: кто за что отвечает, и насколько взаимосвязана работа экологических служб. У нас в гостях заместитель генерального директора ИД «Орский вестник» Эвридика Поважная и лидер регионального движения «Эка» Юрий Сарапулов.



- Но прежде чем мы приступим к разговору, приведем пресс-досье, которое мы назвали так:

«Орск в пелене дыма. Из последнего…»

22 июня после обеда обрушился шквал звонков на горячий номер телефона сайта Урал56.Ру.  Люди жаловались на то, что задыхаются, в воздухе пахнет хлором.

В 16:25 были зафиксированы превышения норм ПДК. По диоксиду серы превышение в 2,6 раза. По диоскиду азота чуть меньше чем в 1,5. По фенолу превышение почти в два раза.

Густой туман из выбросов над городом стоял недолго, к пяти часам дня все рассеялось. Через несколько дней  в администрации города прошло совещание, на котором пришли к выводу, что экологи сработали слажено, а предприятии не очень. Так, со 2 июля инициирована проверка на никелькомбианте. А с 16-ого июля, правда уже по плану, пройдут проверки «Уральской стали» и Орскнефтеоргсинтеза.

Стоит отметить, что 24 июня уже сообщалось о внеплановой проверке никелькомбината.  Тогда специалисты Роспотребнадзора вынесли 5 предписаний. Учитывая тот факт, что это сообщение увидело свет 24 июня, а выпуск газеты сдавался в печать днем ранее, значит, проверка была до того, как в Орске обнаружили очередное превышение норм, т.е. до 22 июня. Отсюда можно предположить, что проверки проводятся, предписания выписываются, возможно, даже платятся штрафы, но выбросы были и остаются. Это своего рода круговорот в природе.  Люди жалуются, экологи фиксируют превышение норм ПДК, потом все по кругу – проверки, предписания и снова выбросы.

Л.Ф.: - Первый вопрос Эвридике. Что послужило поводом для материала?

Эвридика Поважная: - Во-первых, я живу в этом городе, у меня здесь дети и я как журналист не могу смотреть на это. Экологической темой занимаюсь уже много лет, но я вижу,  что мои «писульки» - это все бесполезно. И я решила докопаться до правды и найти ответ на вопрос – а что происходит на самом деле? Но как оказалось, и тут больше вопросов, чем ответов.

Экологические службы: кто за что отвечает?

Л.Ф.: - Несколько раз прочитала твой материал, и пыталась разобраться в том, как выстроена структура взаимодействия экологических служб, которые работают на территории города. Так кто за что отвечает?

Э.П.: - Как говорят сами экологи, у каждого своя функция, свои требования и иерархия. По логике должно быть так: существуют федеральная, областная и городская службы, но она у нас эта логика не работает. Федеральные госинспекторы в начале 2000-ых имели неограниченную власть. Они могли спокойно зайти на любое предприятие, произвести замеры и инициировать проверку. Сейчас у них нет таких полномочий.

Л.Ф.: - Приведу цитату из твоего материала:

- «Самая верхушка – это федеральные инспекторы. Те самые, сказки о безграничной власти которых мы слышим постоянно. Напомним, что с 2008 по 2011 годы федералов в Орске не существовало. И считалось, что именно поэтому крупные предприятия-загрязнители жили вольготно: якобы никто не имел права прийти к ним с проверкой, а уж тем более – выкатить штраф.

И вот губернатор Берг приложил усилия, чтобы Росприроднадзор открыл в Орске две вакансии. Сначала инспекторов действительно было двое. На сегодняшний день остался один. Другой, говорят, не выдержал.

Вот что эти специалисты – Валентин Поливко и Елена Тимофеева – говорили о своей работе год назад в интервью «Орскому вестнику» (№ 070 от 28 июня 2011 года):

– Случается, что после очередного выброса в атмосферу поступают звонки от возмущенных жителей, спрашивающих «почему вы бездействуете, когда весь город задыхается?». А мы не имеем права принимать самостоятельные решения о проведении внеплановой проверки. Прежде чем прийти на предприятие, обязаны согласовать это с прокуратурой области и заблаговременно оповестить руководство завода.



То есть если вы полагаете, что внеплановая проверка – это когда после ночного выброса в выходной инспекторы со своими лабораториями тут же оказываются «на трубе», то глубоко заблуждаетесь. Сначала они ставят в известность свое областное руководство, руководство извещает прокуратуру, издаются приказы… Все это, разумеется, в письменном виде и с традиционной для наших широт волокитой».

Э.П.: -  Я предполагала, что внеплановая проверка – это когда произошел выброс, лаборатория мониторинга окружающей среды произвела замеры. Например, в жилой зоне никелькомбината обнаружила превышение ПДК. После чего нужно разобраться в том, что происходит на самом источнике выбросов. Для этого нужно попасть на территорию предприятия. Но тут получается, что все не так просто. Законодательство защищает предприятие от внеплановых проверок, и получается, что у нас на любой закон есть противодействующий закон. В результате все внеплановые проверки не являются неожиданностью. Хотя можно уведомить прокуратуру, например, по телефону и начать проводить проверку. Но этим никто не пользуется. Проще Юрию Бергу созвониться с руководителем предприятия по телефону и решить все вопросы, чем делать все в официальном порядке.

Орск на грани ЧС. 10 ПДК по диоксиду серы

Л.Ф.: - Ты пишешь, что 23 июля 2011 года Орск был на грани чрезвычайной ситуаций. Можно подробности?

Приведу цитату из статьи:

- «А вот о том, что 23 июля прошлого года город находился на грани ЧС, мало кто знает.

– Судя по данным, которые мне удалось получить из различных ведомств, в этот день экологи намеряли значительные превышения, – комментирует депутат Законодательного собрания области Сергей Сибикин. – Спецлаборатория Экологической службы Оренбургской области уклончиво сообщила о зафиксированном пятикратном превышении ПДК диоксида серы в жилой зоне поселка Никель. Где именно: внутри санитарно-защитной зоны или за ее пределами – мне не сообщили. Зато сообщили природоохранному прокурору. И тут уже не 5ПДК. В ответе, данном мне Вячеславом Белокуровым, говорится, что спецлаборатория обнаружила в этот день 10,89 ПДК диоксида серы в районе пр. Никельщиков, 4, немного позже в том же месте – 11,11 ПДК, а затем – 10,3 ПДК в районе площади Гагарина. Нестыковки налицо. Такое впечатление, что в предоставлении цифр соблюдается индивидуальный подход».

Э.П.: - Действительно, год назад у меня была информация от Сергея Сибикина. И когда я направила запросы в соответствующие инстанции, то Экологическая служба Оренбургской области, которая находится в Орске и занимается замерами, предоставила информацию о местах и времени, но без цифр превышения ПДК.  Тогда документы мне предоставил депутат ЗС Оренбургской области Сергей Сибикин. После чего я обратилась в природоохранную прокуратуру, там мне предоставили от Экологической службы другую информацию, в которой было сказано следующее: замеры производились трижды (два раза в поселке Никель и один в районе площади Гагарина) и везде было превышение 10 ПДК. 



Я задала вопрос: «А почему вы не реагируете?».

На что мне ответили: «Превышение в конкретный момент времени и в конкретной точке не является поводом для того, чтобы наказывать».

У меня резонный ответ: «Это не отдельно взятый замер, а серия замеров, которые производились с определенным интервалом по времени, и достаточно обширная территория (от поселка Никель до площади Гагарина)».

Реакции ноль. Вот такая ситуация.

Л.Ф.: - 10 ПДК - это не повод?

Э.П.: -10 ПДК не повод для наказания, а повод для проверки, по результатам которой должны быть сделаны выводы. А если бы было доказано, что предприятие превышает временно согласованные превышения по ПДК (до 4 ПДК согласовано), то тогда эти льготы теряются, и нужно было платить штраф – за 1 ПДК в 25-тикратном размере. Как мне сказали, это гигантские суммы, проще остановить предприятие, чем заплатить. 

Л.Ф.: - Подобная история произошла с Новотроицким заводом хромовых соединений. Им нужно заплатить миллиардные штрафы.

Э.П.: - А если быть точнее, то им нужно заплатить 5 млрд. рублей. Само предприятие столько не стоит. Это лишний раз говорит о том, что с никелькомбинатом налажены взаимоотношения, а с химическим заводом нет.

«Вы дураки все! Так что не лезьте»

Л.Ф.: - Гениальный ответ из Министерства природных ресурсов, в котором говорится, что результаты проб воздуха являются внутренними документами Экологической службы Оренбургской области. Это получается, что общественность не имеет право получить эту информацию.

Э.П.: - Если переводить на русский язык этот ответ, то можно сказать так: «Вы дураки все. Вы в этом ничего не понимаете, так что не лезьте! Мы сами все интерпретируем и дадим вам готовый продукт, вы его и жуйте».

Да, там достаточно сложная система измерений. Но если мы в этом ничего не понимаем, то есть специалисты – эксперты, например Вера Соколова, заслуженный эколог России. Профессиональные экологи, опираясь на эту информацию, могут прокомментировать как независимые эксперты.  У нас есть конституционное право получать информацию. А в данном случае это право распространяется только на то, что мы можем получать ее только 4 раза в день.

Юрий Сарапулов: - А что изменится от того, что у нас есть информация о загрязнениях? Я не знаю, как живут в поселке Никель, ведь там в большинстве случаев находиться долго очень тяжело. Двухэтажкам, конечно, не повезло, потому что они находятся в санитарной зоне. Но частный сектор, ведь они понимали, где они строят свои дома.



Л.Ф.: - Юрий, правильно ли я поняла, что ничего не изменится, будет у нас доступ к этой информации или нет?

Ю.С.: - Это нужно решать на уровне законодательства.

Э.П.: - По крайней мере, если есть цифры, то есть повод предъявлять претензии. Есть повод провести проверку и, возможно, оштрафовать.

Л.Ф.: - Приведу цитату из статьи, в которой говорится о том, что нужна координационная служба:

«Ну, а уж тот факт, что данные различных служб серьезно отличаются друг от друга, уже никого не удивляет. Одни фиксируют превышения, другие – нет. Однако людей не обманешь. Если над городом дым коромыслом, если от серы в горле першит, если работникам вагонзавода приходится вызывать скорую помощь – тут и мерить ничего не надо.

– Конечно, если поступать по уму, то должна быть одна главная служба, один человек, в подчинении у которого находятся остальные инстанции, – комментирует Нина Щербакова. – Тогда было бы, с кого спрашивать, кому предъявлять претензии. Например, сейчас в городе не существует группы экстремального реагирования, которая работала бы круглосуточно. В муниципалитете на это нет финансирования, область выделять деньги не желает, а федерации – сам бог велел не усложнять. В результате каждый работает сам по себе. У каждого – свои функции, свои методы замеров, своя иерархия. И в итоге получается, что у семи нянек дитя без глаза».

Э.П.: - Единая служба нужна для того, чтобы было понятно, с кого спрашивать. Кто-нибудь видел эту книгу жалоб Единой дежурно-диспетчерской службы, куда записываются все звонки? Кто-то проводил аудит по этим звонкам? Какая работа была проведена, насколько она эффективна?

- По идее, этим должны заниматься наши народные избранники. Иначе у людей остается выход: собираться всем миром и нанимать независимого аудитора. Вот и возникает такое противостояние – «народ и власть».

Л.Ф.: - Я бы еще добавила сюда: «народ-власть и предприятия». И власти приходится лавировать между народом и бизнесом.

Э.П.:
- Все смешалось в доме Облонских.

Позитивная экология от движения «ЭКА»

Л.Ф.: - За время рекламной паузы от Юрия прозвучала реплика: «А почему горожане не выходят на митинг?» Аналогичный вопрос задают читатели сайта www.ural56.ru. Почему ваше движение не выходит на митинги?

Ю.С.: - Понятное дело, что у нас плохая экология, и есть предприятия-загрязнители. Но посмотри на сам город, в нем тоже нужно наводить порядок. А здесь очень многое зависит от самих жителей. Отвечу на вопрос, почему мы не ходим на митинг. Я считаю, что не имеет смысла туда ходить. Вот если бы вышла тысяча человек, то да, мы бы их тоже поддержали.

Э.П.: -  Вы должны стимулировать и активизировать общество?

Ю.С.: - У нас позитивная экология. По-нашему мнению, лучше сажать деревья. Или элементарно не мусорить.

Э.П.: - Лишний раз доказывает тот факт, что терпение орчан безгранично.

Ю.С.: - Но почему они тогда не выходят на митинги?

Л.Ф.:
- Но вы же сами сказали, что пойдете тогда, когда выйдет 1 тысяча. Так все и думают. Вот когда другой пойдет, тогда и я.



Ю.С.: -Но мы какие-то действия предпринимаем. Приведу пример, весной проводили субботник в Парке Строителей, пришло 25 человек. А возмущались сотни. Это говорит о том, что это не нужно людям. Если человек живет в районе, в котором нет возможности дышать свежим воздухом, то зачем молчать? Нужно обращаться в прокуратуру, к депутатам и т.п. Для этого созданы специальные структуры, они должны работать.

Л.Ф.: - А ваша организация может взять  на себя функцию разъяснительной работы, куда людям обращаться с жалобами?

Ю.С.: - Мы  можем это сделать. Но я считаю, что этой информации в СМИ более, чем достаточно. При желании, если человек столкнулся с проблемой, то можно и самостоятельно найти эту информацию, она общедоступна.

«Нужно бомбить по всем фронтам!»

Э.П.: - На самом деле это все бесполезно. Вожака нет не только в природоохранных организациях, но и у людей. Да, мы можем звонить в кучу организаций, сейчас очень много и общественных экологических организаций. Но что толку. Меня удивляет инертность людей.

Л.Ф.: - У нас судился Кирюхин с никелькомбинатом. Его никто особо не поддержал.

Э.П.: - У нас очень много людей возмущаются на форумах, звонят в газеты, но дальше них дело не идет. Хотя что мешает жителям поселка Никель объединиться и высказать свое возмущение? Например, устроить пикетирование железной дороги, по которой идут вагоны с никелем. Ничего не мешает.

Л.Ф.: - Отчасти я соглашусь с Юрием, если у нас люди не могут выйти на субботник, который по большей части можно отнести к приятному времяпровождению, то о каких митингах мы можем вести речь.

Э.П.: -  Получается так, что мы все живем в этом городе, но ничего не движется. Я считаю, что нужно бомбить по всем фронтам, используя всевозможные методы. Тут должны подключиться и депутаты всех уровней, и, конечно, общественность.
 
Анонс программы «Говорим по делу»: как узнать правду о том, чем мы дышим?



Фотогалерея

// Комментарии

календарь
« Декабрь »    « 2016 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
Сегодня:08.12.2016
comments powered by HyperComments
X

Напишите нам письмо

t

Введите символы с картинки