Аэропорт Оренбурга не может обслуживать пассажиров с ограничениями жизнедеятельности
В Орске 6 врачей-онкологов получили ключи от новых квартир
Как провести новогодние каникулы?
18+
  • Курс валют ЦБ
    $ 63.91   +0.04
    68.5   -0.19
  • Телепрограмма
    17:30 "Актуально". Пятый канал
    17:40 "Прямой эфир". [16+] Россия 1
    18:00 Вечерние новости (с... Первый канал
  • Салон мебели «Пять комнат»
    Погода в Орске
    Оренбурге Кувандыке Бузулуке

    сегодня
    переменная облачность. без существенных осадков -16 °C
    завтра
    пасмурно. -16 °C
    сегодня
    пасмурно. -19 °C
    завтра
    пасмурно. без существенных осадков -12 °C
    сегодня
    пасмурно. -17 °C
    завтра
    пасмурно. без существенных осадков -15 °C
    сегодня
    пасмурно. -20 °C
    завтра
    пасмурно. без существенных осадков -10 °C
  • 17:42
    08.12.2016

Остановка ЮУНК — добро или зло?

В прямом эфире ответы на актуальные вопросы
28067 Просмотры: 
Урал56.Ру / 12.10.2012 21:42 0 Комментарии: 





Сергей Корносенков: — Здравствуйте, в эфире программа «Говорим по делу». И сегодня у нас на повестке дня вопрос: «Возможная остановка ЮУНК – добро или зло?» У нас в студии депутат городского совета, директор лицея №1 Сагындык Узакбаев, избранный по округу в поселке Никель, и  общественник-эколог Александр Мишин, участник акций протеста против ЮУНК.

— Мы обращались в пресс-службу «Комбината «Южуралникель», но пока, в ожидании решения по предприятию, позиция компании — ничего не комментировать. В начале программы вспомним хронику событий. В июле 2012 этого года в программе «Говорим по делу» был управляющий директор никелькомбината Михаил Мажукин:

Причины кризиса на «Комбинате «Южуралникель»:
нерентабельность или умысел?


Михаил Мажукин (аудиокомментарий): — 2012 год мы начали с полной загрузки производственных мощностей. Отработали полгода, но по объективным причинам, резкого снижения цен на никель на бирже, каждая тонна производимого нами никеля стала приносить убыток. В связи с этим в июле решили сократить производство. Причины, которые повлекли снижение котировок никеля, имеют глобальный характер. Снижение цен на никель происходило одновременно с ростом товарозапасов на бирже.

Сергей Корносенков: — Есть другое мнение насчет причин финансового кризиса. Его на днях озвучил председатель федерации организации профсоюзов Оренбургской области Виктор Антонов. Он считает, что убыточность ЮУНК может носить преднамеренный характер:



Виктор Антонов (аудиокомментарий): — Почему никелькомбинат в таком положении? Весь материал никельщики должны были покупать на предприятиях собственника, а он гораздо дороже, чем на свободном рынке.


Сергей Корносенков: — Мы не можем давать оценку такому заявлению. В ОАО «Мечел» эту информацию опровергли и заверили, что покупают сырье на рыночных основаниях. Эта позиция была озвучена в эфире сюжета «Вестей Оренбуржья». Пусть оценку этой стороны дают компетентные органы. Один из главных для нас вопросов — люди. Послушаем еще один комментарий Михаила Мажукина о мерах, принятых в июле на комбинате:

Михаил Мажукин (аудиокомментарий): — Первостепенная задача руководства комбината — сохранить коллектив. Это не первая тяжелая ситуация, в которой оказался ЮУНК, но из кризиса 90-х годов и кризиса 2008-2009 годов мы вышли с честью. Я уверен, что и из этой ситуации мы выйдем, сохранив коллектив. А отпуска — это вынужденная мера.

Сергей Корносенков: — К сожалению, в сентябре-октябре ситуация лучше не стала, и встал вопрос о полной остановке предприятия. Пошли слухи, и профсоюз ЮУНК в такой ситуации обратился с письмом к губернатору Юрию Бергу с просьбой повлиять на ситуацию. Юрий Александрович 24 сентября в Орске провел переговоры с руководством ОАО «Мечел». Об итогах совещания Юрий Берг рассказал подробно:


Юрий Берг (аудиокомментарий): — Ситуация на комбинате непростая. Самая главная задача правительства Оренбургской области — отстоять интересы тружеников комбината, а потом уже экономика. Я всегда говорил, люди на первом плане, хотя, может, это и неправильно. По ситуации на никелькомбинате мы провели несколько встреч и договорились, что будем обсуждать этот вопрос в правительстве Российской Федерации. Я написал во все инстанции. В октябре мы примем окончательное решение. Пока комбинат работает, здесь будет производиться ремонт, на котором будет задействованы сотрудники предприятия. Это ежегодные работы по прочистке систем, ремонт печей и так далее.

Сергей Корносенков: — Вот как приняли приезд губернатора в профсоюзе ЮУНК. Комментарий председателя профсоюза ЮУНК Натальи Фадеевой.


Наталья Фадеева (аудиокомментарий): — Мы надеемся, что нам помогут, и комбинат будет работать. 3700 человек не могут просто так выбросить. На следующий год ЮУНК будет отмечать 75-летний юбилей. На протяжении свой истории он был лучшим предприятием. Я считаю, что комбинат должен работать. Для этого просто нужно приложить все усилия руководству.

Должна ли власть вмешиваться в дела собственников?

Сергей Корносенков: — Октябрь уж наступил, мы связались с пресс-службой губернатора, и нам сообщили, что у Юрия Берга было несколько встреч в Правительстве РФ непосредственно по теме ЮУНК. Но о каких-либо решениях пока точной информации нет. Правда, октябрь еще и не закончился. У нас есть звонок. Здравствуйте.

Александр Иванович Коротков (звонок в студию): — Здравствуйте! Я работал на комбинате с 1964 года и в 90-е годы вынужден был уволиться. Работал в плавильном цехе, был заместитель председателя ЦК комбината. Сейчас вы говорите, стоит ли останавливать комбинат? Но ведь он по сути защищает мелкие прихоти хозяев! Мы с 1964-го года старались улучшить экологию. Тогда если экология была плохая, звонили в цех и останавливали воздуходувки. А сейчас что? В эту зиму снег в Орске опять красный. А мы все делали, чтобы в Орске снег был белым. Кроме того, никелькомбинат всегда был убыточным. Его просто в советское время держали, так как кобальт был нужен в военной промышленности.

Сергей Корносенков: — Александр Иванович, вы считаете, что, защищая комбинат, тем самым защищаются прихоти собственников из «Мечела»?

Александр Коротков: — Да, это прихоть собственников.


Сергей Корносенков: — Сагындык Артегайлиевич, как вы считаете, должен ли чиновник любого уровня вмешиваться в дела собственников, хозяйствующих субъектов?

Сагындык Узакбаев: — Просто обязан. На предприятиях области, в частности, в Орске, работают наши земляки. Сейчас звонивший Александр Иванович высказывал свое мнение, но в 1964 году время было другое. На сегодняшний день все изменилось. Юрий Берг прав: главное — люди. Сегодня нельзя принимать революционных решений о закрытии предприятия. Администрация всех уровней должна вмешивается в процесс.    

Сергей Корносенков: — Иначе кому вообще вступаться за людей?

Сагындык Узакбаев: — Совершенно верно. Тем более, представим, если вдруг собственникам предприятия люди вообще не нужны? И ведь неслучайно Михаил Михайлович Мажукин сказал, что себестоимость никеля сейчас гораздо дороже, чем его цена на рынке. Почему так получается? Да потому что оборудование, на котором производится этот никель, устарело. Это отражается и на экологии.

Александр Мишин: «Социально ответственный бизнес — задача государства»

Сергей Корносенков: — К экологии мы еще вернемся. Александр, насколько я знаю, вы считаете, что власть должна не только защищать людей, но и принуждать собственников соблюдать законодательство, в том числе экологическое?


Александр Мишин: — Бизнес должен быть социально ответственным. Государство должно контролировать соблюдение природоохранного законодательства. Оно должно создавать и поддерживать в рабочем состоянии крупное производство. На территории Орска было много предприятий, которые перестали работать. Например, кондитерская фабрика, завод сантехзаготовок, железобетонные заводы и другие предприятия. Я считаю, что в первую очередь должны поддерживаться предприятия, выпускающие готовую продукцию. А металл – это сырье.

Сергей Корносенков: — То есть, пусть они сами разбираются?

Александр Мишин: — Если взглянуть с точки зрения экономики, то губернатор по сути не может ничего сделать. Но он может помочь, чтобы людей это не коснулось. Он может помочь и с созданием новых рабочих мест на других предприятиях.  

Сергей Корносенков: — Кстати, есть мнение, что сейчас кризис для никелькомбината более серьезный, нежели был в 90-е. Вот Александр Иванович, звонивший к нам в студию, сказал, что люди без проблем найдут себе работу в городе. Вы согласны?

Сагындык Узакбаев: — На ЮУНК работают высококлассные специалисты. Найти работу по специальности им будет очень сложно. Здесь нужно еще учесть, что люди на ЮУНК работают целыми династиями.

Перевод с ЮУНК на ОВЗ: правда или вымысел?

Сергей Корносенков: — На сайте Урал56.Ру сейчас появился комментарий: «На никелькомбинате заставляют подписывать соглашения о переводе на трехдневную рабочую неделю. Пусть орчане радуются». Мы не ручаемся за его достоверность, но вопрос о том, как обстоят дела у людей на комбинате, сейчас очень актуален. Сагындык Артегайлиевич, вы работаете в поселке Никельщиков, что об этом слышно?

Сагындык Узакбаев: — Говорят разное, но на уровне слухов. Например, что жребий предлагают тянуть, кому увольняться. Но так это или нет, не знаем.

Сергей Корносенков: — По нашим собственным данным, сейчас работники частично переведены на две трети и частично задействованы на ремонте. То есть все так, как говорили Мажукин и Берг. Нам стало известно, что на 25 октября планируется прогрев оборудования в надежде, что комбинат все-таки запустит производство. По неофициальной информации, люди увольняются, но сокращений нет. Понятное дело, что нервозная обстановка влияет.


Сергей Корносенков: — Депутат Госдумы Виктор Заварзин, приезжавший в Орск 4 октября, сказал, что часть сотрудников переведут на Орский вагонный завод. Чтобы проверить эту информацию, мы связались с директором по персоналу и социальным вопросам ОВЗ Иваном Ивановичем Мурзиковым:

Иван Мурзиков (аудиокомментарий): — Я не знаю о переводе, но знаю, что мы их принимаем. Почти каждый день приходят с никелькомбината.  

Сергей Корносенков
: — Мы позвонили помощнику Заварзина, секретарю местного отделения партии «Единая Россия» Виктору Ивановичу Попову.

Виктор Попов
(аудиокомментарий): — На завод придут те люди, которые будут высвобождаться с комбината. Те, кто будет востребован на Орском вагонном заводе. Конечно, все это по желанию. Вагонный завод берет сотрудников переводом, чтобы у людей не прерывался трудовой стаж.

«Ледниковый период» в отдельно взятом поселке не наступит

Сергей Корносенков: — Когда заговорили о возможной остановке предприятия, был озвучен есть еще один нюанс: никелькомбинат отапливает весь поселок Никельщиков. Сагындык Артегайлиевич, много ли социально значимых объектов в поселке?

Сагындык Узакбаев: — Да, детский сад №153, лицей №1, больницы. Кроме того в поселке расположен и ДК «Металлургов», где сейчас находится коллектив театра. Это те объекты, помимо жилфонда, которые отапливает ЮУНК.

Сергей Корносенков: — Сразу сообщаю, что «ледниковый период» для жителей поселка Никель не наступит: уже 1 октября котельная и бойлерная заработали.

Платить символические штрафы дешевле модернизации.
Вопрос на засыпку: «Кто виноват»?


Сергей Корносенков: — Не секрет, что вокруг ЮУНК был неблагоприятный экологический фон. Пикеты, митинги… Александр, вы были бессменным участником и одним из организаторов этих акций. Скажите, закрытие комбината было одним из требований?

Александр Мишин: — Если комбинат нельзя модернизировать, на его месте нужно строить новое современное предприятие.

Сергей Корносенков: — Давайте послушаем комментарий Михаила Мажукина об экологической программе ЮУНК.





Михаил Мажукин (аудиокомментарий): — В 2010 году мы приняли эту программу, согласовали ее с губернатором, Гостехнадзором, руководством «Мечела». Первая часть программы рассчитана на 5 лет, а вторая часть – до 2018 года. В соответствии с ней будут приняты ряд меры, в списке которых приобретение трех стационарных и передвижного экологических постов. Это и перевод технологий на экологически безопасное производство. Но комбинат сложен по технической составляющей. У нас большой объем выходящий газов. Соответственно, и новые газоочистные установки будут создаваться с нуля. Вопреки расхожему мнению, нет таких фильтров, которые можно было бы установить, и они решили бы проблему. Их нужно создавать индивидуально для нашего производства и с нуля.    
 
Сергей Корносенков: — Александр, как вы оцениваете выполнение «Мечелом» экологической программы?

Александр Мишин: — Я считаю, что программа не выполняется. ЮУНК в течение четырех лет штрафуется на 20 тысяч рублей за отсутствие согласованного проекта санитарно-защитной зоны. Вблизи предприятия не должны проживать люди, не должны находиться медицинские учреждения и так далее. Между тем по данным российской Счетной палаты 2009-го года, на территории санитарно-защитной зоны ЮУНК проживало более 1600 человек.

Сергей Корносенков: — Кто виноват, что сумма штрафов символическая?

Александр Мишин: — В первую очередь государство, которое не создает бизнесу предпосылок быть социально ответственным. Но и штрафы тут не помогут. Нужно найти возможность предоставить всем этим людям жилье в экологически чистом районе. Это примерно 700 квартир.

Когда все хорошо, нас не трогайте, когда плохо — помогите?

Сергей Корносенков: — Бывший директор комбината Геннадий Овчинников как-то сказал, что никелькомбинат — это наша судьба. Он сказал, что не мы строили дома вокруг завода, и приходится с этим жить. Ведь сейчас такое масштабное переселение, наверное, нереально? Но проблема не только в санитарно-защитной зоне. Например, поселок Первомайский: туда идет шлейф дыма, но там многие работают на ЮУНК. Если подытожить, то выходит, выгоднее нарушать и платить символические штрафы, чем разрабатывать эффективную экологическую программу?

Александр Мишин: — Да, выход — реализовывать модернизационную программу или строить новый завод. И вот сейчас комбинат стоит по экономическим причинам, но что делали собственники, когда были сверхрибыли?

Сергей Корносенков: — Это интересный вопрос. Получается, когда есть прибыль, все нормально, а когда ситуация прижимает, нужна помощь государства? Сагындык Артегайлиевич, вы 30 лет работает в поселке Никель, как вы оцените экологическую обстановку там?


Сагындык Узакбаев: — Легче или тяжелее стало дышать, сказать трудно. Я каждый день там нахожусь и, возможно, даже привык. Экологическая проблема остается актуальной. В последние годы на ЮУНК этот вопрос должным образом не решается. Устарело и оборудование, которое работает на предприятии. Вы сейчас правильно сказали, когда было хорошо, никто не нужен был. Как стало хуже, мы зовем на помощь губернатора. Я считаю, раз у предприятия есть хозяева, нужно не только с комбината получать прибыль, но и вкладывать в него, чтобы людям было легче жить и дышать. Однако в любом случае, делать резкие движения и принимать радикальные решения в отношении предприятия неправильно.

Сергей Корносенков: — Получается, что губернатор, защищая людей, защищает интересы и собственников?

Сагындык Узакбаев: — А собственник, возможно, спекулирует на этом.

Сергей Корносенков: — Остается только верить в социальную ответственность бизнеса.

Если никелькомбинат остановят, то…?

Сергей Корносенков: — Мы попытались выяснить, что никелькомбинат — это не только источник красного снега и рабочие места для 3700 орчан, но и крупнейший плательщик в бюджет Орска. В налоговой инспекции нам не сообщили точных сумм платежей в бюджеты, поскольку это налоговая тайна.
Но подтвердили, что ЮУНК — крупнейший налогоплательщик, недаром предприятие поставлено на учет в межрегиональной инспекции в Москве. Если вдруг такое крупное предприятие остановится, как это отразится на бюджете?

Александр Мишин: — В Орске остановилось много предприятий. Одно время на швейной фабрике работали около четырех тысяч человек. Это примерно столько же, сколько сейчас на никелькомбинате. Но тогда была другая система налогооблажения, и налоги в бюджет государства от фабрики были солидные.

Сагындык Узакбаев: — Ничего хорошего не будет. Городскому бюджету легче не станет.


Сергей Корносенков: — Вот и еще одно последствие. А кто виноват тогда? Опять государство, которое неэффективно работает с не дюже ответственными собственниками? Кстати, Александр, информация, для вас: по данным отдела экологии, в сентябре уровень ПДК не снизился. Хотя, наверное, об этом говорить пока рано, ведь комбинат ушел на ремонт только 27 числа. Кроме того, источник диоксида серы у нас еще и «Уральская Сталь».

Александр Мишин: — Нет, для Орска основной загрязнитель по диоксиду серы — это никелькомбинат. Насколько я знаю, за последние дни показатели по диоксиду серы снизились в районе вокзала и возле ТЭЦ. Кроме того, у нас перестали работать посты «Скат». От них сейчас нет данных по диоксиду серы, есть только по диоксиду углерода.

Вредные вещества настолько вредные,
что посты за ними не поспевают?


Сергей Корносенков: — Александр, в плане превышения ПДК вредных веществ в атмосфере мы можем быть спокойны? Вы уровень ПДК отслеживаете?

Александр Мишин: — Это делать очень трудно, поскольку нет единой экологической службы. Пока доедет передвижной пост, содержание вредных веществ в данном месте может уменьшиться. Стационарные же посты работают неэффективно, на мой взгляд. Посты «Скат» предоставляют данные только по одному веществу.

Сергей Корносенков: — Сагындык Артегайлиевич, по вашему округу поступают какие-либо обращения по поводу ЮУНК?

Сагындык Узакбаев: — В плане экологии здесь ситуация не самая лучшая. Обращения граждан были, в том числе по работе экологических постов. Такие жалобы регулярны. Сейчас такое время, что предприятиям проще выплатить штраф. В плане экологии государство должно взять на себя ответственность.  

Сергей Корносенков: — В завершение темы экологии послушаем комментарий председателя общественной экологической организации «Щит» Владимира Ивановича Силаева.


Владимир Силаев (аудиокомментарий): — Проблема экологии существует, но пути ее оценки и решения разные. Говорить о том, что все плохо и во всем виноват ЮУНК, по меньше мере, странно. СМИ несут ответственность не только за отражение конфликтов с природой, но и за сложность их решения. Журналисты должны освещать, а не однобоко транслировать одну точку зрения. Проблемы экологии появились не вчера, их шлейф тянется еще с советских времен. Исправлять оценки прошлого нужно конструктивно.

Возможная остановка ЮУНК – это добро или зло для Орска?

Сергей Корносенков: — Я предлагаю вам ответить на финальный вопрос: возможная остановка ЮУНК – это добро или зло? И почему?

Александр Мишин: — Предприятие уже отработало свое. Ресурс его оборудования исчерпан. Должны строиться новые объекты промышленности.

Сагындык Узакбаев: — На сегодняшний день никелькомбинат закрывать нельзя. На уровне государства нужно предъявлять к таким предприятиям более высокие требования. Важно, чтобы высококлассные специалисты комбината, которые работают здесь целыми династиями, не остались за бортом.

Сергей Корносенков: — Для себя итогом дискуссии вынес следующее: чтобы не стоял вопрос, поднятый сегодня «остановка — добро или зло?», нужна эффективная государственная политика, обязывающая собственника вести социально ответственный бизнес. Это была программа «Говорим по делу», до новых встреч в эфире.



Ссылки по теме:

Возможная остановка ЮУНК — добро или зло? (анонс программы) — 10.10.2012
ЮУНК поторопились закрыть? – 10.10.2012
ЮУНК начал отапливать поселок Никель – 10.10.2012
Виктор Заварзин обещал решить проблему ЮУНК – 4.10.2012
«Мечел» продает ЮУНК за $126 млн - 26.09.2012
Производство на ЮУНК приостановят на ремонт - 24.09.2012
Производство на ЮУНК под угрозой полной остановки - 24.09.2012
На ЮУНК могут остановить производство - 21.09.2012
Говорить, что во всем виноват ЮУНК, – недальновидно – 20.07.2012
Как сделать Орск чище – простые решения – 18.04.2012


Фотогалерея

// Комментарии

календарь
« Декабрь »    « 2016 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
Сегодня:08.12.2016
comments powered by HyperComments
X

Напишите нам письмо

t

Введите символы с картинки