Жители Оренбурга обратились к главе СК РФ из-за переноса строительства школы
Жители Орска получили новые квитанции без решения суда
«Арены» в городах Оренбургской области еще находятся в стадиях монтажа и тестирования
18+
  • Курс валют ЦБ
    $ 63.3   -0.09
    67.21   -1.04
  • Телепрограмма
    17:00 "Место происшествия. О... Пятый канал
    17:00 Премьера. "Синяя Птица"... Россия 1
    19:30 Премьера сезона. "Лучше... Первый канал
  • Салон мебели «Пять комнат»
    Погода в Орске
    Оренбурге Кувандыке Бузулуке

    сегодня
    пасмурно. без существенных осадков -2 °C
    завтра
    ясно. -15 °C
    сегодня
    облачно. без существенных осадков -6 °C
    завтра
    ясно. -16 °C
    сегодня
    пасмурно. снег -3 °C
    завтра
    переменная облачность. -15 °C
    сегодня
    пасмурно. -13 °C
    завтра
    пасмурно. -15 °C
  • 17:06
    11.12.2016

DJ Suhov: «Как меня укусили за палец»

Мы встретились с легендой клубной сцены, мастером диджеинга и резидентом культового шоу «Гараж саунд систем» DJ Suhov. Кумир миллионов клаберов рассказал, как проводят свободное время диджеи, что важно для современных рекорд–компаний и почему потеряла популярность классика винила.
6465 Просмотры: 
Урал56.Ру / 11.04.2010 20:33 0 Комментарии: 
DJ Suhov: «Как меня укусили за палец»

Этой зимой в ночном клубе Sphinx мы стали свидетелями ежегодного Garage Sessions Fall–Winter Tour. Участники известного лейбла GSS показали настоящее мастерство диджеинга, а виртуозные сеты услышали истинные меломаны нашего города. Мы с нетерпением будем ждать очередного приезда признанных диджеев.

Главный гость, легенда клубной сцены, мастер диджеинга и резидент культового шоу «Гараж саунд систем» DJ Suhov. Кумир миллионов клаберов рассказал, как проводят свободное время диджеи, что важно для современных рекорд–компаний и почему потеряла популярность классика винила.

— Как Вы относитесь к программе «Гараж саунд систем»: как к своему детищу или это, в первую очередь, коммерческий проект?

— Это одна из идей, которую воплощает «Гараж саунд систем». У нас есть рекорд–компания, есть на FM несколько проектов, в том числе и на иностранных радиостанциях. Например, на Украине программа выходит на национальном языке. Это наша история, с которой начиналась саунд–система. Поэтому мы до сих пор очень трепетно к этому относимся и все эти 15 лет стараемся не халтурить, тратим много сил и времени, надеемся, что это интересно и молодым людям, и тем, кто нас слушает уже более 10 лет. Такие тоже есть.

— Проект существует с 1996 года, наверное, претерпел много изменений. Тяжело осознавать перемены или это нормальное развитие?
— Мир вокруг нас меняется. Все началось в тот период, когда, страшно подумать, не было Интернета, и информация, которую мы давали, была как глоток воздуха. Изначально планировалось совсем другое: мы думали организовывать некие вечера легкой танцевальной музыки, которую можно включить и приплясывать около своих FM–приемников. Но потом поняли, что у людей очень много вопросов. Мы начали с того, что рассказывали о различных стилях, приглашали отечественных звезд и иностранных артистов клубной танцевальной сцены. Но потом пришло время Интернета, и мы определились с тем, что нужно опять круто поменять концепцию. Это живой проект, который меняется с годами в зависимости от того, что происходит вокруг нас. Мы становимся старше, мудрее.

— Олег, Вы предпочитаете играть только с винила или используете различные носители? И чем Вы можете объяснить популярность винила, которая, по некоторым данным, возросла за прошлый 2009 год на 43%?
— Возросла? Серьезно?! Ну, это обман какой–то, честное слово. Я знаю точно, что популярность реальных физических носителей — DVD, компакт–дисков, винила — снижается. Ежегодно по всему миру на 20% падает их производство. А в России, наверное, это вообще должны быть катастрофические цифры: у нас люди посвободнее себя чувствуют, и в Интернете в частности. Я использую все, что попадется под руку. Но, к сожалению, очень много релизов, которые выходят исключительно в цифровом виде, то есть ты это можешь получить только в Интернете за деньги. Другой вопрос, что делать это нужно честно: заплатив по своей кредитной карточке какие–то пресловутые евро или два. Сейчас все меньше играю на виниловых дисках по той простой причине, что, к сожалению, не все рекорд–компании могут себе позволить такие издержки — выпускать релизы в подобном варианте. Очень жаль, потому что это — классика, это очень красиво, стильно и звучит совершенно по–другому.

— Ну а как же коллекционеры, «радиофилы», люди, которые являются приверженцами этих тенденций?
— Здесь танцевальная сцена вообще и электронная музыка выстроены немного по–другому. Конечно, мейджоры могут себе позволить такие издержки и способны делать для этой аудитории небольшие тиражи, понятно, что они будут окупаться. Но на электронной сцене рулят маленькие рекорд–компании, для которых каждые 10 евро — это деньги, и поэтому они их честно и скрупулезно считают, в общем, в этом вся проблема. Если трек вдруг прорывается в мегачат и становится очень–очень востребованным, тогда эта рекорд–компания просто перепродает его более крупным компаниям, которые и винил выпустят, и клип снимут, еще и деньги на этом заработают.

— Кстати, о деньгах и популярности. Вы играете уже довольно долго, более 15 лет...
— Уже более 20...

— Не обидно, когда появляется, например, DJ Иванов (Петров, Сидоров), который записал один трек, проплатил ротацию где–то на радио или телевидении, и теперь он — мегазвезда?
— Если бы мне было двенадцать лет, было бы обидно. А так я понимаю, что это такой же шоу–бизнес. У всех свои задачи, и если у тебя цель — «настрой на большую интернациональную электронную сцену», то те методы, которые у нас работают, по всей видимости,
не подойдут, ну а если цель — «заработать деньги», то она достигается вот таким образом. И мне абсолютно не обидно, даже иногда радостно, забавно посмотреть.

— Когда выступают другие диджеи, Вы можете себе позволить потусить, расслабиться или доля профессионализма не отпускает, и Вы оцениваете все с точки зрения своего мастерства?
— Обычно я на такие выступления не попадаю, потому что времени катастрофически не хватает. Это должен быть артист, который мне очень интересен. И все равно, что это: лайт–выступление или диджей–сет, но я прихожу получить какое–то эстетическое удовольствие, прихожу на музыканта, а не для того, чтобы посмотреть на девушек возле барной стойки. Поэтому, в любом случае, мне интересна та часть, которая составляет главное на клубной сцене, то есть музыкальная. Но я бы предпочел это услышать на каком–то большом западном фестивале, потому что там все лучше организованно, нет никакого надрыва, как–то все естественно. Когда попадаешь в клуб, все настроено на то, чтобы ты действительно наслаждался музыкой. Никто тебе не мешает, например, какие–то неожиданные люди, которые могут ворваться и сказать: «Всем на пол!».

— А если говорить не об отдельных диджеях, а о концертах в целом, что предпочитаете?
— У меня достаточно широкий диапазон предпочтений: это очень разные артисты, в последний год, например, я посетил концерт Элтона Джона. Это самая разная музыка: от классики и джаза до электроники, бесчисленное количество диджей–сетов, которые были прослушаны в разных странах, в разных местах. В принципе, как и у всех людей, которые занимаются музыкой, у меня нет другого алгоритма. Надо уметь делить музыку на хорошую и плохую.

— Всегда это получается?
— Практически да. Потому что ты являешься подготовленным слушателем и редко открываешь что–то новое, хотя такое тоже случается порой. Как правило, ты идешь на артиста и уже знаешь, что он из себя представляет. Важно, как он будет выглядеть в новой атмосфере, например, на лайт–выступлениях, насколько он готов импровизировать. Это очень важно, даже для электронной музыки, которая сама по себе уже структурирована, все уже просчитано от начала до конца, и, казалось бы, ничего неожиданного произойти не может.

— Много ли у Вас поклонников, есть среди них забавные, опасные, может быть?
— Я даже не знаю, как теперь это измерить. Если честно я не очень внимательно это отслеживаю, мне больше греет душу, когда происходит личный контакт и человек рассказывает, что он действительно открыл для себя что–то новое благодаря тому, что мы делаем на FM, в Интернете. Качество, наверное, на первом месте, а потом уже количество.

— Наверняка есть такие кадры, которые чем–то запомнились, может быть, своей навязчивостью?
— За эти годы было, конечно, много историй. Люди знакомились на форуме, у них появлялись семьи, дети, но мы до сих пор продолжаем оставаться друзьями, они все еще наши поклонники. То есть мы в этом плане поэффективнее, чем «Дом–2» (смеется). Когда ты выступаешь в таких местах, как танцевальные клубы, более доверительное отношение к публике, которая приходит, ты близок, доступен им. Ты понимаешь, что это немного другая аудитория, это не фанаты Николая Баскова. Хотя были случаи, когда вместо рукопожатия и за палец кусали. Да, и такое было (смеется). Но это все равно откладывается в памяти, забавно вспоминать.

— В общем, у Вас позитивное отношение к работе? Диджейство вообще можно назвать работой?
— Да, это работа. В 90–х годах странно относились к этой профессии: ну что это за человек, который меняет пластинки! Потом неожиданно это стало каким–то культом, все молодые люди забросили гитары, купили себе вертушки и стали диджеями. Сейчас их неприлично много. Хотя ничего страшного в этом, наверное, нет. Меня больше волнует то, когда стилисты становятся диджеями, модели и стриптизерши очень любят это дело. Для них это еще один этап творческого роста. Сначала они просто раздевались, а потом поняли, что могут еще и пластинки менять.

— Какая запись у Вас стоит в трудовой книжке? Есть такая профессия — диджей?
— У меня написано в трудовой книжке «ведущий музыкальных программ». Это вполне соответствует моей деятельности. Надо посмотреть реестр, может, и есть профессия диджей.

—У Вас есть конкуренты в GSS? И не напрягает ли вынужденное присутствие на совместных гастролях?
— Абсолютно нет. Мы друзья, причем добрые друзья. У нас такая странная структура: практически коммунистические взаимоотношения внутри коллектива. От каждого — по способности, каждому — по потребности. Каждый берется за ту часть работы, которая приносит ему удовольствие. Если мы понимаем, что никто из нас троих не может что–то сделать, то просто нанимаем человека со стороны. Поэтому у нас нет конфликтов на производственной почве. При этом мы любим выступать вместе и частенько это делаем. На частных мероприятиях и фестивалях, таких как «Казантип», мы проводим некоторое время вместе.

— То есть пословица о том, что с друзьями и родственниками денежных дел не затевай, не работает в Вашем случае?
— Ну, все–таки это не семейный бизнес. Три творческих человека, которым комфортно вместе на протяжении многих лет, материально не зависят друг от друга. Если мы видим, что кто–то из нас выдыхается, то просто по ощущениям принимаем решение, что нужно человека переключить на что–то другое. И третье лицо никогда не обижается.

— Выступления проходят в позднее время суток. Тяжело вести ночной ритм жизни или музыка питает?
— Если бы только музыка питала, было бы очень хорошо.

Источник: Журнал "Орск - Особое мнение"
// Комментарии

календарь
« Декабрь »    « 2016 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
Сегодня:11.12.2016
comments powered by HyperComments
X

Напишите нам письмо

t

Введите символы с картинки