1 декабря — обращение Владимира Путина Федеральному Собранию: итоги
В Оренбурге главная городская елка будет крутиться вокруг своей оси
Как устроен маршрутный бизнес в Орске?
18+
  • Курс валют ЦБ
    $ 63.92   -0.23
    67.77   -0.7
  • Телепрограмма
    09:00 Вести. Россия 1
    09:00 Новости. Первый канал
    09:10 "Место происшествия". Пятый канал
  • Салон мебели «Пять комнат»
    Погода в Орске
    Оренбурге Кувандыке Бузулуке

    сегодня
    ясно. -14 °C
    завтра
    пасмурно. -7 °C
    сегодня
    пасмурно. -11 °C
    завтра
    пасмурно. без существенных осадков -5 °C
    сегодня
    пасмурно. -13 °C
    завтра
    пасмурно. снег -7 °C
    сегодня
    пасмурно. возможен снег -8 °C
    завтра
    пасмурно. без существенных осадков -9 °C
  • 08:45
    06.12.2016

Смертельно опасный секс

Ирина – ВИЧ-положительная. – Прокручивая свою жизнь, часто задумываюсь: почему это со мной случилось, – размышляет она. – Однажды попала к врачу. Высокая температура держалась несколько дней – не сбить никакими средствами. А тут еще и тест на беременность оказался положительным. Положительным оказался и тест на ВИЧ-инфекцию.
9254 Просмотры: 
Урал56.Ру / 23.05.2012 17:19 0 Комментарии: 
Смертельно опасный секс

На таких, как Ирина, вместе с диагнозом обрушивается множество проблем: от чисто бытовых – как рассказать близким о своем диагнозе, где лечиться, как быть с интимными отношениями, до психологических – депрессия, тревога, шок, страх за свое будущее, а нередко и за будущее детей. Постепенно ощущение безысходности проходит. Оказывается, что можно по-прежнему жить, любить, работать.
 
Жизнь с плюсом

– Назвать себя особенной не могу, – продолжает Ирина свою историю. – Все как у всех. Первая любовь, еще в школе. Долго за ручку не ходили – не принято сейчас так. Мой парень быстро получил то, к чему все они стремятся. Потом появились соперницы, начались измены, пришло разочарование и, наконец, беременность. Она и послужила причиной расставания. Он просто оказался не готов стать отцом. Дальше – больше: родители лишились работы, запили, остались без квартиры. Папаша ушел к другой. Мы с мамой сняли квартиру. Я на пятом месяце. Тогда чуть не сорвалась, держала только беременность, но жить не хотелось. Родился мальчик – копия его отец. Я сильно надеялась, что он вернется, но у него к тому времени уже сложилась другая семья. Веры в надежных и верных мужчин не осталось. Очень хотелось любить и быть любимой, но было страшно снова разочаровываться. Впрочем время расставляет все по своим местам – появился ОН. Снова прогулки, разговоры, любовь-морковь. Знакомые предупреждали: мол, аккуратней, он вроде как того… с ВИЧ. Ну, думаю, наговаривают, счастью завидуют. Хотя мой Сережа не только травкой баловался. Но я особо не придиралась, в моем окружении каждый третий что-нибудь незаконное употребляет. Это ведь не значит, что каждый третий – ВИЧ-положительный.



- Ну, на всякий пожарный спросила у него: ничего сообщить не хочешь? Он мне: мол, хотел бы – давно сказал. Потом начала замечать, что друг мой серьёзно на игле сидит. Решила, что папаша-наркоман нам не нужен, пробовала разговаривать с ним, ведь спустя полгода тесных отношений надо как-то определяться – или разводиться, или создавать семью, ведь не подростки уже. Он мне сказал, что сразу завязать не может – наркоман со стажем, но будет стараться ради меня. Я тогда на всякий случай сдала все анализы – результат на ВИЧ оказался отрицательным. Сергей на работу устроился, но с иглы слезть даже не попытался. Скрывался от меня. Но жили мы неплохо. В итоге я забеременела, одновременно узнала о том, что инфицирована. Самое несправедливое, что он меня тогда не поддержал, оставил наедине с самой собой. Сказал только, что с этим многие живут. Смирилась быстро, решила жить ради своих детей.
 
Джентльмены уступили дамам

История Ирины совсем не уникальна. По словам врача-эпидемиолога центра «Анти-СПИД» Алексея Третьякова, число ВИЧ-положительных в Орске давно превысило среднероссийский показатель. На 1 мая 2012 года в Оренбуржье зарегистрировано более тридцати тысяч человек, инфицированных вирусом иммунодефицита человека. Почти треть из них проживают в Орске. И прогнозы специалистов неутешительны: в ближайшие пять лет темпы роста ВИЧ-инфекции в России могут удвоиться. Впрочем и сейчас показатели заболеваемости ВИЧ/СПИДом не отображают истиной ситуации, они могут быть намного хуже, поскольку далеко не всё население обследуется на ВИЧ-инфекцию. Тем более не стремятся сдавать анализы лица из так называемой группы риска.



– С 1980-х годов прошлого века, когда стало известно о вирусе иммунодефицита, мы ассоциировали ВИЧ/СПИД с наркоманами, проститутками, преступниками, – комментирует Алексей Владимирович. – Казалось, что заразиться могут только лица, которые ведут асоциальный образ жизни. Некоторые деятели придерживались теории, согласно которой СПИД – это эдакий бич божий, карающий грешников и освобождающий землю для праведных. Нынешний опыт показывает, что социально благополучное население также не застраховано от заражения. Это можно проследить и по орской статистике. Если раньше большинство выявленных ВИЧ-инфицированных составляли мужчины, то с 2004 года выявляется все больше женщин. Так, за четыре месяца этого года вновь выявлено 183 ВИЧ-инфицированных, из которых 100 – женщины. В 2000 году соотношение было обратным: 138 мужчин против 31 женщины. Соответственно, сменился и путь передачи. Преобладавший в девяностых и начале двухтысячных путь заражения через иглу наркомана сменился половым путем. Из общего числа инфицированных доля тех, кто приобрел вирус половым путем, составляет 81 процент, через иглу инфицируется лишь 16 процентов. Большое количество ВИЧ-инфицированных выявляется через женские консультации, поскольку женщины обращаются туда довольно часто.
 
Полигамия рождает угрозу

Первыми инфицированными в нашей области были наркоманы. Близость к казахстанской границе – а через область в свое время пролегал наркотрафик – сыграла с жителями Оренбуржья злую шутку. Но век наркомана недолог: некоторые сели в тюрьму, иные умерли, единицы завязали. Именно эти граждане в большой степени стали разносчиками ВИЧ-инфекции. Большинство из них даже не знали о своем диагнозе. Мало того что инкубационный период вируса может длиться от двух недель до года, плюс клиника болезни – СПИДа – проявляется через пять, а то и десять лет, что зависит от состояния здоровья человека и его образа жизни. До этого времени инфицированный может не подозревать о наличии у него неизлечимого заболевания.

– Борьба с вирусом усложнилась, – констатирует заведующий отделением эпидемиологии Центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями Вениамин Худяков. – Раньше основные разносчики инфекции – наркоманы – представляли достаточно замкнутую группу, и оставалась надежда, что с победой над наркоманией отступит и вирус. Теперь беспорядочные половые связи не поддаются практически никакому учету. ВИЧ-инфекция пошла, что называется, в народ. Единственная надежная защита от вируса – жизнь с одним партнером, верность, доверие.
 
Внимание, дети!

Если самое страшное подтвердилось и человек получил ВИЧ-положительный статус, то, как убеждают медики, отчаиваться ни в коем случае нельзя.

– Первые случаи синдрома приобретенного иммунодефицита были зафиксированы еще в 1981 году в Америке, – говорит Вениамин Петрович, – некоторые из заболевших тридцать лет назад до сих пор живы.

У ВИЧ пять стадий, в финальной он известен как синдром приобретенного иммунодефицита (СПИД) – это клиническая стадия, когда иммунное состояние невозможно вернуть в обратную сторону. Вирус из организма не выводится, самоизлечение не происходит. Благодаря современным препаратам поддерживается иммунный статус, тормозится развитие вируса. Пациент живет своей обычной жизнью. Главное не прерывать прием препаратов, иначе вирус быстро приспосабливается, нанося удар по иммунной системе, в результате требуется переход на более сильнодействующие препараты, побочные эффекты у них само собой тоже сильнее.



Есть несколько симптомов, по которым можно диагностировать у себя наличие инфекции: повышенная температура непонятного происхождения, которая долго не проходит, увеличение лимфатических узлов в двух-трех местах, проблемы с работой кишечника, похудение – как видно, эти симптомы могут сопутствовать многим заболеваниям.

– Поиск вакцины от «чумы двадцатого века», как в свое время говорили, начался в прошлом веке, но в обозримом будущем победы не предвидится, – заявляет Вениамин Петрович. – Широко разрекламированные препараты, такие как «Арменикум», оказались пустышкой. Лучшие умы изобретают лекарства от СПИДа, но и вирус, мутируя, приспосабливается. Сегодня существуют препараты, которые в пробирке уничтожают вирус, но на практике организм быстрее погибнет от подобных дозировок препарата, чем от вируса. При соблюдении всех рекомендаций врача сводятся к минимуму негативные последствия проникновения ВИЧ в организм человека, и с 90-процентной вероятностью возможно рождение здорового потомства. Раньше шанс родить здорового малыша был пятьдесят на пятьдесят. Сейчас даже по поводу 10 процентов у нас есть сомнения, всех ли рекомендаций придерживалась роженица. Будущая мама, если у нее есть ВИЧ, должна своевременно принимать препараты, снижающие вирусную нагрузку, отказаться от грудного вскармливания. Перед нами стоит задача снизить риск передачи вируса от матери к ребёнку до 2-3 процентов. Этого можно достичь только совместными усилиями матери, отца и врача. По области зарегистрировано всего 3078 детей, рожденных от ВИЧ-инфицированных матерей, из них 236 с подтвержденным диагнозом.

Мы не станем загружать читателя рассказом о путях заражения ВИЧ-инфекцией. Об этом писано-переписано. Но сейчас особое внимание врачи рекомендуют обратить на детей.

– Последнее время на улицах снова появились шприцы, брошенные наркоманами. Они представляют реальную угрозу, когда оказываются в руках ребенка, – предостерегает Алексей Третьяков. – Ребенок может поднять шприц и случайно себя уколоть или поцарапать. По этому поводу имеются обращения к специалистам Центра борьбы СПИДом. Первое, что нужно сделать, если ребенок поранился, обработать место пореза спиртом, если нет спирта – водкой. Если есть кровотечение, не нужно его останавливать – это естественная защитная реакция организма, она предотвращает заражение. Далее место пореза обрабатывается йодом, втирать который не нужно. Затем наклеивается бактерицидный пластырь. После этого нужно прийти к нам в центр СПИД. Желательно, с соблюдением всех мер предосторожности, принести с собой шприц, чтобы смогли его исследовать. В случае если худшие подозрения подтвердятся, мы применим препараты, которые не дадут вирусу проникнуть в иммунные клетки. Подобная терапия эффективна в первые 72 часа после контакта с носителем вируса, и чем раньше она начнётся – тем лучше.
 
Мы все в группе риска

Ирина – героиня нашей публикации – родила в начале весны. «Глаза у моего малыша – как небо голубые», – говорит она, глядя на младенца. Весь срок беременности женщина наблюдалась у врачей. И пока анализы отрицательные, но окончательного вердикта – ВИЧ-положительный или ВИЧ-отрицательный ребенок – ждать до полугода.

Они поженились с Сергеем.

– Я понимаю, что до конца он не исправится, – говорит женщина. – Оставь он нас тогда – не представляю, чем бы все закончилось. А сейчас я счастлива. Счастлива, несмотря на наличие смертельного вируса у меня в крови. Видимо, такова цена настоящего счастья. Моего счастья…

Как жить полноценной счастливой жизнью, несмотря на ВИЧ? По мнению психологов, ставить вопрос таким образом неверно. Почему «несмотря на»? Разве может кто-нибудь сказать, как жить полноценной счастливой жизнью без ВИЧ? Какое отношение вирус имеет к счастью?

Но это философия. А в жизни все гораздо сложнее. Орские иммунологи говорят об эпидемии ВИЧ-инфекции в городе и предупреждают: перестаньте с пренебрежением относиться к проблеме. Избавьтесь от стереотипа, что СПИД – это что-то во всех отношениях грязное, и поэтому пусть боятся заболеть наркоманы, гомосексуалисты, проститутки – словом, те, кто ходит по лезвию ножа и будто дразнит болезнь своим поведением. Не рассуждайте, что, мы, мол, люди приличные: с иглой не дружим, в сомнительные связи не вступаем, так что бояться нам нечего. ВИЧ-инфекция давно вышла за пределы групп риска – это главное отличие развития болезни на данный момент.



Напомним, что десять лет назад порядка 95 процентов ВИЧ-положительных были наркозависимыми мужчинами в возрасте 25-30 лет, и заразились они через шприц. Сегодня социальный портрет горожанина с диагнозом «ВИЧ-инфекция» выглядит приблизительно так: человек 30-40 лет, более чем в половине случаев – женщина, полностью адаптирован к жизни в обществе, имеет работу и семью. По сути, это мог бы быть цвет нации. Помимо социальных последствий: человек оказывается прикованным к медикаментам, мучается его семья, мучается он сам, сталкиваясь с дискриминацией, неприятием себя, проблемами построения отношений с противоположным полом, – мы еще получаем тяжелые экономические последствия. И проблемы, связанные с ВИЧ-инфекцией, нарастают как снежный ком.

При сохранении таких темпов нетрудно представить, что будет с Орском через несколько лет. Уже сегодня мы имеем самый высокий процент заболеваемости по стране. Но при этом не ВИЧ-инфицированных нужно бояться, а тех, кто услаждает слух словами, что ВИЧ-инфекция – это не страшно.

Никита Петров, «Орский вестник»



// Комментарии

календарь
« Декабрь »    « 2016 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
Сегодня:06.12.2016
comments powered by HyperComments
X

Напишите нам письмо

t

Введите символы с картинки