Оренбурженка Мария Каменева стала чемпионкой мира по плаванию в смешанной эстафете
Аэропорт Оренбурга не может обслуживать пассажиров с ограничениями жизнедеятельности
Жизнь на грани: интервью с хайлайнером из Орска
18+
  • Курс валют ЦБ
    $ 63.39   -0.52
    68.25   -0.25
  • Телепрограмма
    10:55 "Модный приговор". Первый канал
    11:00 Вести. Россия 1
    12:00 "Сейчас". Пятый канал
  • Салон мебели «Пять комнат»
    Погода в Орске
    Оренбурге Кувандыке Бузулуке

    сегодня
    пасмурно. -16 °C
    завтра
    пасмурно. -6 °C
    сегодня
    пасмурно. без существенных осадков -13 °C
    завтра
    пасмурно. -6 °C
    сегодня
    пасмурно. без существенных осадков -15 °C
    завтра
    пасмурно. без существенных осадков -5 °C
    сегодня
    пасмурно. без существенных осадков -11 °C
    завтра
    пасмурно. -8 °C
  • 10:55
    09.12.2016

Против кого дружим?

Их не приглашают на вечеринки и дни рождения, с ними не желают сидеть за одной партой и считают позорным здороваться. Неуверенные, забитые, безответные на злые шутки и обидные оскорбления сверстников: таких в школах называют лохами, а нередко и терпилами. К сожалению, изгои в подростковой среде – явление частое и трудноисправимое. И все бы ничего, если бы не так страшно. Истории детей, отверженных коллективом, можно считать целой книгой судеб, которые не всегда имеют счастливый конец.
6943 Просмотры: 
Урал56.Ру / 25.10.2010 10:06 0 Комментарии: 
Против кого дружим?
Их не приглашают на вечеринки и дни рождения, с ними не желают сидеть за одной партой и считают позорным здороваться. Неуверенные, забитые, безответные на злые шутки и обидные оскорбления сверстников: таких в школах называют лохами, а нередко и терпилами. К сожалению, изгои в подростковой среде – явление частое и трудноисправимое. И все бы ничего, если бы не так страшно. Истории детей, отверженных коллективом, можно считать целой книгой судеб, которые не всегда имеют счастливый конец.
 
Пусть поймут, что потеряли

В редакцию «ОВ» в среду пришло письмо. Вместо имени отправителя – старательно выведенная детской рукой пометка с указанием на одну из орских школ. Внутри послания лежал лист бумаги с коротеньким текстом в четыре строчки.

«Здравствуйте и прощайте, – писал неизвестный автор. – В этом виновата… (Следует имя директора школы, которое мы считаем нужным не называть. – Прим. авт.) Я больше не могу терпеть это. Скоро меня не будет. Хочется положить этому конец. Не хочу, чтобы меня спасали. Я всё для себя решил. Может, без меня мир станет лучше, ведь я полное ничтожество. Надоело. Я больше не могу».

От этих строк, казалось, так и веяло отчаянием, одиночеством и какой¬то тяжелой тоской. Понятно, что письмо писал школьник, по непонятным причинам доведенный до безвыходного состояния.

В школе, которая была указана на конверте, только разводили руками, теряясь в догадках, кто из ребят мог написать и, более того, отправить этот текст в газету.

Вопрос журналиста «Были ли в последнее время особенно напряженные отношения с кем-то из учащихся?» тоже не пролил свет на имя отчаявшегося школьника. Более того, в школе выразили сомнение, что автором письма мог стать учащийся именно этого заведения.

И тем не менее… Навряд ли ребенку придет в голову клеветать на учителя или директора образовательного учреждения, в котором он не учится. Тем более, ребенок не станет упоминать имя педагога, который не ведет у него ни одну из дисциплин и не может никак повлиять на его пребывание в родной школе. Ясно, что мальчик писал так, как подсказывала ему обида или отчаяние, не думая намеренно опорочить честь чужого образовательного учреждения в целом и отдельного педагога в частности.

Дети склонны преувеличивать отдельную ситуацию, доводя ее до абсурда. Возможно, в этом случае причина лишь в нестабильной психике ребенка подросткового возраста.

Бывает, школьники чувствуют себя изгоями если не в коллективе сверстников, то среди учителей. Двойка или малейшее замечание вырастают в целый комок негатива, который постепенно растет в душе ученика.

Пока ничего не произошло. Все ученики этой школы на месте и живы. Но нельзя оставлять без внимания крик души школьника. И медлить школьным психологам и педагогам нельзя, поскольку в письме явно проскальзывают мысли о самоубийстве.

Нужно во что бы то ни стало выяснить личность школьника, чтобы не допустить трагедии. Важно, чтобы способ ребенка доказать свою значимость через принцип «пусть поймут, что потеряли» не сработал на практике.
 
Жертва для потехи

Столкновение позиций учеников и учителей – явление в школьной практике распространенное. Педагоги находят пути к душевному состоянию трудных учеников или хотя бы какой-то компромисс, когда налицо явные проблемы с отдельным ребенком.

 Ни у одного учителя нет навязчивой идеи намеренно угнетать кого-то из школьников. В системе «ученик – класс» действуют иные взаимоотношения.
Восьмиклассница Алена два года назад стала объектом насмешек и издевательств одноклассников. Они могут легко кинуть в нее мокрой меловой тряпкой, выгнать из класса на перемене, а в столовой наплевать в ее стакан с компотом.

Как чиновники, унижавшие бедного Акакия Акакиевича в гоголевской «Шинели», одноклассники Алены тоже рвут на мелкие кусочки ее тетради, а потом сыплют их на голову девочки. Дело дошло до того, что она выкладывает школьные принадлежности только тогда, когда в классе есть учитель, а значит, никто не посмеет отобрать у нее ручку или дневник.

Алена – тихий, спокойный ребенок. Именно ее смиренность стала для заводил класса мотивом для всяческих унижений и оскорблений в адрес девочки. Она никогда не жаловалась учителям и не пресекала злые шутки одноклассников, поэтому особенно «крутые» ребята из класса, включая девочек, позволяли себе все что угодно, лишь бы их прикол над Аленой оказался намного смешнее прежних.

– Каждая драма предполагает четкое распределение ролей, – говорит психолог Ирина Алябьева. – В ситуации травли детей в школьном коллективе всегда есть зачинщики, их жертвы и, конечно, преследователи – основная масса учеников, которая под руководством зачинщиков начинает издевательства.
Иногда в классе есть нейтральные наблюдатели. На мой взгляд, наблюдатели ничем не отличаются от преследователей, так как своим молчанием они поощряют травлю, никак ей не препятствуя. Часто дети про себя осуждают поведение агрессивных одноклассников, но ничего не предпринимают, боясь стать следующей жертвой зачинщиков.

Обычно один-два человека в классе становятся инициаторами активного неприятия одноклассников. Им по каким-либо причинам не понравился кто¬-то из членов классного коллектива, и они начинают его дразнить, задирать, высмеивать, демонстративно избегать.
Чаще всего в основе преследования кого-либо лежит стремление самоутвердиться, выделиться. Очень редко издевательства в школе – результат личной мести.

Стать жертвой в классе всегда страшно. Это не только унижения и насмешки, но и внутреннее одиночество, пустота, постоянные переживания. В школе такие дети не живут, а выживают, считая часы до окончания занятий.

 Иногда они и вовсе перестают ходить в школу, или посещают ее нерегулярно, чтобы только не каждый день слышать обидные слова и получать тычки.
Учителя стоят на защите изгоев, не позволяя в своем присутствии оскорблять кого-то из учеников. Но педагоги не могут контролировать поведение школьников на переменах, в столовой, и тем более, по дороге домой.

Неслучайно, многие отвергнутые коллективом учащиеся стараются чаще держаться с учителями или любыми другими взрослыми, видя в них защиту от нападок сверстников.
 
 
Кто становится белой вороной

Герой «Бесконечной книги» немецкого писателя Михаэля Энде десятилетний мальчик прячется от преследующих его одноклассников в книжной лавке. На вопрос торговца «Почему одноклассники обижают его?» он отвечает: «Я иногда разговариваю сам с собой... Придумываю всякие истории, имена и слова, которых нет, и все такое».

Действительно, в жертве всегда есть что-¬то такое, что способно оттолкнуть окружающих, спровоцировать нападки с их стороны. Они – не такие, как остальные. В основном жертвами издевательств становятся дети с явными проблемами.

Скорее всего, подвергнется нападкам и издевательствам ребенок с необычной внешностью (заметные шрамы, хромота, косоглазие), неопрятно одетый, не участвующий в общественной жизни класса и школы, тихий, слабый, не умеющий дать достойный отпор обидчикам.

– Проблема любого детского коллектива состоит не только в активном неприятии или травле одного из членов класса – это явление заметное для окружающих, следовательно, его легче отследить и попытаться пресечь в самом начале, – поясняет Ирина Алябьева. – Многим детям очень трудно войти в коллектив, почувствовать себя уютно и уверенно среди сверстников.

 Если ребенка не обижают, но и не принимают, то ему не менее одиноко и плохо, чем жертве активной неприязни со стороны сверстников. Он думает: «Если однажды я вообще перестану ходить в школу, никто и не заметит».

В первую очередь детей привлекает внешность сверстника: поэтому модно и дорого одетые школьники становятся лидерами коллектива. На популярность среди ребят могут также влиять успехи в учебе и спортивные достижения. Особо ценится умение играть в команде.

 Школьники, пользующиеся расположением сверстников, обычно имеют больше друзей, более энергичны, общительны, открыты и добры, чем отвергаемые. Но при этом непринимаемые дети не всегда необщительны и недружелюбны. Таковыми их почему-то воспринимают окружающие.

 Плохое отношение к ним постепенно становится причиной соответствующего поведения таких детей: они начинают нарушать принятые правила, действуют импульсивно и необдуманно.

– Не только замкнутые или слабоуспевающие дети могут стать изгоями в коллективе, – продолжает Ирина Михайловна. – Не любят также «выскочек» – тех, кто все время стремится перехватить инициативу, покомандовать. Не жалуют и отличников, которые не дают списать, или детей, идущих против класса, к примеру, отказывающихся сбежать с урока.

О классе, в котором происходит травля, нельзя говорить как о коллективе. Объединение произошло не благодаря взаимной симпатии или общим интересам, а по необходимости – детям просто некуда деться.

В такой группе нет динамики, отношения не развиваются, а застывают, приняв уродливую форму. Тем более велика вероятность, что, если уйдет тот, кого травят, в классе появится новый изгой, так как это единственно возможный способ построения взаимоотношений, усвоенный ребятами.

Как бы ни было ребенку плохо в школе, отчаиваться, опускать руки и тем более думать о самоубийстве, по меньшей мере, глупо. Держать в себе обиду и молча глотать слезы отчаяния – мириться со своим положением жертвы. Всегда найдутся люди, готовые выступить в защиту обиженных учеников. Ими могут быть родители, учителя, школьный психолог, и даже ребята из других классов. Еще древние философы вывели истину: винить кого-то в том, что порядка вещей не существует, – значит показывать свою несостоятельность и поражение, нет плохих людей, они придуманы теми, кто не признает своих ошибок.

Источник: Орский вестник



// Комментарии

календарь
« Декабрь »    « 2016 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
Сегодня:09.12.2016
comments powered by HyperComments
X

Напишите нам письмо

t

Введите символы с картинки